Эх, путь-дорожка…

Правдивые истории о Великой Отечественной

Фронтовые дороги Ивана Чумакова

По страницам «Бизнес-Арса» прошлых лет

Для арсеньевца Ивана Чумакова война началась в тяжёлом 1941 году под Москвой, а Победу фронтовик встретил в Германии.

Несмотря на преклонный возраст — в нынешнем году, аккурат 31 декабря ветерану исполнится 89 лет — Иван Павлович Чумаков ещё бодр и духом, и телом. Не подводит старого солдата и память. Все события своей жизни у него как на ладони.

Родился в 1920 году в Уссурийске, в 1939 призвали в армию. Попал во Владивосток на завод № 202, где тогда ремонтировали подводные лодки. Служба шла своим чередом, и тут грянула война.

— Нас сразу же всех отправили под Москву, туда, где шли самые тяжёлые сражения начала войны, — рассказывает Иван Павлович. — По прибытии всех построили и объявили: «Шоферам выйти из строя!». Так началась моя военная биография.

Сразу же дали новенькую машину ЗИС-5, на которой и возил на передовую снаряды, продукты, пушки артиллерийские таскал. Там, под Москвой я и получил свою первую медаль — «За отвагу».

Под Москвой получил первую медаль «За отвагу»

После Москвы часть Ивана Павловича передислоцировалась в район Старой Руссы. И снова фронтовые дороги день и ночь, ночевки в кабине трудяги-машины. На сей раз это был американский грузовичок «Студебеккер».

— Ох, и отличная же эта машина! — отвечает Иван Павлович на мой вопрос о достоинствах того или иного грузового автомобиля, за «баранкой» которых довелось ему проехать всю войну. — У нас ключ зажигания, а там такая розеточка была, её повернул и мотор заработал. Другой раз приедешь в расположение какой-нибудь воинской части, забудешь эту розеточку нажать и уйдёшь, — возвращаешься, а «Студебеккер» работает себе на малых оборотах, наши машины этим достоинством не отличались.

А вообще я за войну штук десять машин поменял. Мы же их особо не ремонтировали. Отъездишь на одной — дают другую.

Мы многого не знаем о войне. Замечательные наши военные фильмы, конечно, в какой-то мере передают атмосферу тех далёких судьбоносных для нашей страны событий, но, сколько есть мелочей, из которых и складывались суровые будни этих 1416 дней поражений и побед.

Чумаков
Иван Павлович Чумаков

Вот вы знаете, к примеру, как заправлялись бензином и меняли отработанное масло в своих машинах военные шоферы? Никаких АЗС, понятно, на подступах к передовой линии фронта, да и в тылу, не было.

— Едешь по дороге и смотришь, где в кюветах какие бочки лежат, — рассказал Иван Павлович. — Их — с бензином и с маслом — специально для нас сбрасывали «тыловики». Вот такая заправка по-военному.

…Во время боев на Украине довелось Чумакову повоевать в составе всех трёх Украинских фронтов. Воевал солдат как надо, накручивая километры по ухабистым, изрытым «воронками» дорогам к позициям наших войск.

К его «Студебеккеру» цепляли 152-миллиметровую пушку, в кузове — артиллерийский расчёт. Шли бои за освобождение Киева, Харькова, Кривого Рога. Именно там Ивана Павловича представят к Ордену Красной Звезды и медали «За боевые заслуги». Как и положено, «обмоет» он их на фронте с однополчанами в кружке спирта, помянет погибших товарищей…

Да, такие награды за просто так не давались. Вот и Чумакова судьба не уберегла от ранений.

— Ранения при наступлении получил, — говорит Иван Павлович, — Выехали мы как-то на четырёх машинах с прицепленными пушками — снаряды взяли, артиллеристов, всё как положено. И попали под сильную бомбёжку.

До позиций добрались три машины, от четвертой от прямого попадания бомбы ничего не осталось — искали мы в воронке хоть что-нибудь, да ничего не нашли — ни машины, ни шофера.

А один осколок у меня до сих пор в правой ноге сидит. Я давно ещё хирургу нашему Степанчуку говорил: «Петро, вырежи ты мне его!». А он так отвечал: «Он тебя не беспокоит? Ну и не надо трогать, он уже зарос, начнём резать — ещё что-нибудь занесем». Так и хожу до сих пор…

Осколок до сих пор в ноге сидит

…После освобождения Украины советские войска начали своё победоносное шествие по Европе: Румыния, Болгария, Югославия — везде довелось побывать военному шоферу Ивану Чумакову. Известие о долгожданной Победе он встретил, как и многие, в Германии. Помнит всеобщее ликование и пальбу из всего, что стреляет в воздух.

Но с актом подписания немецкими войсками капитуляции не закончилась война для старшины Чумакова. Ещё целый год прослужил он за границей, в Румынии.

— Попал я уже в СМЕРШ, там, в Румынии мы ловили полицаев, да отыскивали некоторых наших солдат, которые женились на румынках и хотели нелегально остаться жить в этой стране.

Наша часть стояла в портовом городе Констанце, а штаб дивизии располагался в городе Браилове, в 110 км. Несколько месяцев я ещё генерала нашего возил туда-сюда. Он, кстати, предлагал мне остаться в армии, говорил, что офицером меня сделает.

Но я приехал обратно в Приморье. И ведь не было у меня здесь на тот момент никого из родных, а вот тянуло что-то. А приехал — боже мой, куда я попал? Здесь же тогда народ даже поесть толком не мог — голодно было.

Так уж получилось, что и в мирной жизни пришлось Ивану Павловичу садиться за руль. «Водила» он был, по его собственному признанию, хороший. Возил лес для Верхнедаубихинского леспромхоза из Муравейки, Еловки, Ясной Поляны.

Пообещали, рассказывает, молодым парням-фронтовикам после окончания лесовозного сезона жильё в Арсеньеве. Пообещали, да обещание не выполнили. И тут новый поворот в жизни: предложение пойти заведующим «орсовским» магазином в Муравейке. Согласился, жить-то где-то надо было.

— А потом женился я в Еловке, — продолжает Иван Павлович, — но жена мне попалась такая…, поймал я её, в общем, на месте преступления, так сказать. Всё, сразу развод.

Что ж, жизнь — штука сложная, всякое бывает. Вот и в милиции, где прослужил Иван Павлович с 1959 по 1986 год (!) он тоже очутился после одного такого жизненного казуса.

Работал тогда в автоколонне № 1334. Возвращались с директором из Спасска с грузом саженцев. Чёрт попутал заехать в дежурный магазин на Сухановской и купить «Перцовки». Выпили по маленькой с устатку, закусили, а тут, как на грех, дружинник их за этим занятием увидал.

В те годы с нетрезвыми водителями не церемонились. Пригубил — всё, виновен по всем статьям. Так и с Иваном Павловичем получилось. Вместо «баранки» получил он в руки метлу, лопату и… перспективу отбывания наказания за содеянное в колонии.

Да обернулось всё иначе. В милиции, где подметал гараж Чумаков, очень нужен был водитель. Идти на зарплату в 40 рублей — да, тогда стражей порядка большими «получками» не баловали — охотников не было. Вот тогдашний начальник милиции и предложил Ивану Павловичу: «Поработай у нас водителем, иначе — сам знаешь, какой расклад получится, минимум 3 года».

Выбирать особо не приходилось. Обсудили с супругой этот вопрос, она сказала просто: «И в милиции люди работают!».

Поначалу служил просто водителем, потом, можно сказать, завгаром стал, решал хозяйственные вопросы тылового значения. Так и пролетели годы в трудах и радостях для старшины милиции Ивана Чумакова.

…Старый солдат до сих пор в строю. Чувствовать себя немощным ему не нравится, хотя и стали подводить в последнее время ноги.
— Мне врач сказала, надо, мол, на медкомиссию прийти. Я, говорит, сама вас под ручку проведу по кабинетам. Да я лучше сдохну, чем меня кто-нибудь водить станет! — горячится Иван Павлович.

…А с полгода назад представители военкомата вручили Ивану Павловичу две современные награды от украинских властей за освобождение Киева.
— Хотя правительство у них сейчас там такое! — Машет рукой Чумаков. — Бандере памятник ставят, а мы с ними воевали, да что же это такое?!

Увы, многое из того, что происходит нынче вокруг, ранит старых солдат похуже вражеской пули. Но заканчивать разговор на грустной ноте в преддверии праздника не хотелось, и я спросила Ивана Павловича о его молодых коллегах-милиционерах: не забывает ли ветеранов те, кто сегодня служат в арсеньевской милиции?

— Да что вы! Всегда нас собирают, поздравляют с праздниками, в гости приходят.

Когда о тебе помнят и помогают на старости, это замечательно! Доброго, вам здоровья, Иван Павлович! С праздником нашей Победы, дорогой вы наш ветеран!

Елена Соколова, «Бизнес-Арс», №19, 2009 год.

Оставьте ответ

Оставьте комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя

пять × 5 =

Судьба человека

Таёжники — народ живучий

...70-80 лет назад места здесь были уникальные. По каменистому дну несла чистые воды река Даубихе. А чуть поодаль, в лесу, — прохлада с пьянящими...

Ленинград, Ленинград…

* Его Ленинград – ​поистине мандельштамовский. Помните? «Я еще не хочу умирать…» Город, знакомый до слез. С рыбьим жиром ночных фонарей. Желтком, примешанным к...

Шел солдат…

...Михаил Савельевич Бежко, когда слышит песню «Эх, дороги» и слова «мой дружок в бурьяне неживой лежит», всегда вспоминает своего фронтового товарища, убитого в 42-м....