Школа материнства Олеси Потаповой

Жизненная история нашей сегодняшней героини, многодетной мамы Олеси Потаповой, и драматичная, и счастливая. Это в определенном смысле школа материнства — путь самопознания и преодоления, и восхождения. Когда муж Олеси, Сергей, стал инвалидом первой группы, их дочери Арине было 3,5 года. Ухаживая за ним, совершенно беспомощным, она приняла в семью малышей с осложненной наследственностью, полугодовалых Алешу и Сашу, а затем еще маленьких Дарину и Алену. Вот как она рассказывает о своем материнстве.

«Всё познаётся в сравнении»

Очень легко, оказывается, с 3 детьми – это понимаешь, когда их становится четверо. А после того, как появляется пятый, понимаешь, что даже четверо – это легко и необременительно. При этом я отчетливо помню, что, когда у меня родилась Арина и я впервые стала нести за кого-то ответственность, я очень уставала. И да, было трудно. До каких-то пор я не успевала уделять время себе, внимание полностью захватывал ребенок.

Сейчас навыки ухода за существом, которое от тебя зависит и беспомощно, настолько у меня отработаны, что это уже не представляет никакой проблемы. Сейчас, я думаю, можно совершенно счастливо растить малыша — просто делать все вместе с ним, решать разные бытовые вопросы и ни в чем себе не отказывать — ни во встречах с друзьями, ни в вылазках на природу и даже несложные походы устраивать.

Безусловно, материнство – это большой систематический труд. Если заниматься ребенком, не рассчитывая на детские сады, нянь, какие-нибудь центры, в которые можно сдавать на несколько часов ребеночка, что практикуют некоторые, а растить в лоне именно своей семьи и своих педагогических и жизненных принципов, то это, конечно, большой труд. Просто даже потому, что в нем нет каникул, отпусков, из-за каждодневности он и становится таким сложным. Сама-то по себе эта деятельность ничего сложного не представляет, это скорее даже приятно и радостно. Нам, мамам, помогает то, что дети все время меняются, растут, развиваются. И это питает, воодушевляет, радует.

…Совсем по-другому было, когда случилось несчастье с моим мужем: после укуса клеща Сергей стал практически нежизнеспособным. Я ухаживала за ним до конца его жизни, в течение 6 лет. Это был тяжелый постоянный труд — без надежды… Пройдя ту школу, я уже легче справлялась с уходом за несколькими малышами. Вот почему я так довольно отважно решаюсь на таких детей — сложных, инвалидов: в сравнении с состоянием моего Сергея хуже быть, наверное, уже не может. Поэтому все познается в сравнении. А сейчас хлопот больше, но по усилиям это не сложнее, чем те годы ухода за мужем.

Всегда помню, для чего все это. И память об этом держит на плаву и не дает скатиться в уныние, отчаяние, чрезмерную усталость.

Подранки

Моя Арина росла восхитительным, удобным ребенком, понятливым, хорошо развивалась, и я вольно или невольно приписывала эти успехи себе как родителю. И когда мне другие мамочки жаловались, что не могут справиться со своими непослушными детьми, я себя ловила на чувстве превосходства, мне казалось, что это все от того, что у них неправильный подход к воспитанию. И когда я решила взять приемного ребенка, для меня это был вызов, смогу ли я другого ребенка, с совсем с другой генетикой, так же легко растить — с помощью взаимной настройки, как это было у нас с Ариной. И я была уверена, что да, смогу. Потом появился Алешка, в чем-то похожий на Арину энергетически, так с ним легко. А следом появился Саня, и это тот случай, когда уже с самого начала, с младенчества ребенка, чувствуешь, что он иной. Адаптация с ним была наиболее длительной и сложной: год я пыталась овладеть ситуацией. Потому что, несмотря на младенческий возраст, он был совершенно сориентирован сам на себя… Это называется реактивное расстройство привязанности. Когда оставленный ребенок из-за невозможности на кого-то опереться начинает полагаться только на себя — выживать, проще говоря. И это противоречит принципу человечности вообще, ведь для того, чтобы внутри человека выросла настоящая способность любить, очень важно, чтобы у него в детстве был свой личный взрослый, к которому бы ребенок был привязан естественным образом. Тут большая свобода действий, тем не менее всегда есть четкие границы поведения ребенка, вот эти границы с Сашей нам было очень сложно выстроить. И порой это до сих пор еще дает о себе знать.

С Дариной было похоже: от рождения и до 3 лет 7 месяцев она была просто сама по себе, выживала как могла, а в какой-то момент уже и не смогла, тогда мы с ней и повстречались. Но тогда в ней уже не было потребности в нежности, заботе, утешении, к тому, чтобы ее взяли на ручки и покачали, успокоили. Все это было ей чуждо. И пришлось это «лечить», преодолевать. И это очень сложно, конечно, когда долгое время ты не видишь отклика в ребенке на твои нежность и заботу. Но постепенно количество в качество перерастает, и этот отклик появляется.

Что касается Алены, у нее потребность в своем личном взрослом огромна, для нее это жизненно необходимо. Когда она потеряла свою маму 3 года назад, для нее это была катастрофа – оказаться в условиях детского дома инвалидов. Она жила лишь одной мыслью – что ее старшая сестра ее когда-нибудь заберет. Но сестра ее забрать не может.

Спасибо моей маме

С тех пор, как появились у меня мои детки, моя мама полностью включилась в нашу жизнь, во все наши заботы, и она помогает не вынужденно, а это ее настоящее желание. Скучает, если какое-то время нас не видит, приняла детей всей душой, ну а я испытываю огромную благодарность к своей маме за то, что подарила мне жизнь. Она мой верный товарищ, надежный друг, партнер и союзник.

Олеся Потапова с мамой Татьяной Алексеевной.

О наших буднях

Мы живем весело, атмосфера дома хорошая, хотя, конечно, условия у нас стесненные: две комнаты общежития, личное пространство у каждого — только своя кровать. Прихожая, например, сейчас кое-как вмещает куртки, комбинезоны, пуховики… Но мы не унываем, ждем разрешения нашего «жилищного вопроса».

Я знаю, насколько наша семья зависит от моих личных сил, и стараюсь следить за своим тонусом: нормально есть, спать и отдыхать, не допускать переутомления. Потому что, если жить исключительно материнством, происходит сильная деформация личности. Бывают периоды, когда напряжение достигает пика, я перестаю спать, не могу расслабиться, тогда мне надо обязательно переключиться. Отдыхать предпочитаю, выбираясь, например, на концерты живой музыки, джаза, концерты и фестивали в жанре авторской песни. Это тот ресурс, который дает силы, и это можно делать вместе с детьми. Мне, кстати, очень хочется, чтобы в их жизни было много хорошей музыки, потому что это определенным образом формирует мышление.

Родить и/или воспитать

Я наблюдаю среди приемных родителей очень разное отношение к «биологическим матерям». Некоторые ненавидят их, презирают. А мне их жаль, это несчастные люди. Мне жаль, что они в силу разных причин сломались (у каждой своя судьба, свои сюжеты, не все мне известно), но я верю в то, что природа человеческая изначально добра и прекрасна, что изначально никто не хочет зла другому человеку, никто не рождается предателем, наркоманом или алкоголиком. Просто некоторые люди не справляются с этой жизнью или с ними происходит что-то, что их так калечит, и они оставляют своих детей.

Недавно был у нас разговор с моими мальчиками… Я не рассказываю им каких-то душераздирающих подробностей, но и не утаиваю от них, что их родили другие женщины. Я рассказываю, что их мамы не смогли ухаживать за ними, и я их нашла и взяла в нашу семью. Когда Леша узнал, что его мама больна (это действительно так, там тяжелые наркотики уже много лет), он воскликнул, что хочет ее найти и заботиться о ней. Я ему пообещала, что мы попробуем найти ее, у нас есть постоянный контакт с его бабушкой и дедушкой, старшим братом. Хочу разыскать ее, потому что потом уже может быть совсем поздно.

А завтра мы едем под Находку к Алениной бабушке, которая после инсульта, туда приедет и старшая Аленина сестра. Мы все там увидимся – это я делаю для Алены.

В идеале мне бы хотелось разыскать всех и хоть немного поддерживать отношения. Не знаю, куда может привести эта тропинка, но надо пробовать…

Прим.: сегодня мальчикам по 4 года, Дарине скоро будет 6, Алене — 10 и Арине — скоро 11.

Записала Лилия АЛЕКСЕЕНКО.

Фото предоставлены Олесей ПОТАПОВОЙ.

Оставьте ответ

Оставьте комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя

шесть − три =