Город, на друга похожий

0
178
Арсеньев
Город Арсеньев с высоты птичьего полёта.

Города чем-то похожи на людей. У каждого своё имя, своё лицо…

Этот город – в масштабах человеческой истории — еще очень юн, хотя он скорее муж, нежели мальчик. У него два свидетельства о рождении и неопределенная дата именин. Как-то в одном из декабрей середины 20-го века ему сказали, что из ребенка-поселка он уже вырос, и печатью закрепили его взрослый – городской – статус. Дали имя – Арсеньев. А потом в сентябре века 21-го дали понять, что декабрь для празднования дней рождений – не очень удачный месяц. Холодно и всё такое… Он согласился, что начало осени – однозначно лучше.

Вообще город-юноша выдался умным. Это отмечали все. Даже столичные гости. Он быстро шел в гору в плане карьеры и по некоторым позициям заметно превосходил своих приморских собратьев. Он умел собрать вокруг себя интеллектуалов со всего бывшего Союза, и поэтому ему в меньшей мере был присущ налет провинциальности. Он сразу взял высокую планку: стремился в небо и мечтал о море. Поэтому строил самолеты и помогал спускать на воду корабли. Он был аккуратен, зелен и гостеприимен. Он очень любил детей (даже наладил выпуск колясок), собирался жить долго и, казалось, твёрдо стоял на ногах.

В 90-е он сильно сдал. С него вмиг слетел молодецкий задор, и он стал похож на отчаявшегося безработного. Часто сидел без денег, и отсюда появился соблазн превратиться в вечного пенсионера. В общем, как мужчина он перестал быть интересен (не только для женщин, хотя для них – в первую очередь). Его стали бросать. Кто-то с сожалением, кто-то с облегчением… Если раньше его дальневосточная прописка отдавала романтикой, то сейчас вызывала лишь неприятие. Он опустился, то есть перестал расти ввысь. Пытался хвататься за какую-то мелкую работу: получалось не очень. То, что прежде было его силой, обернулось слабостью. Его сложная техника уже не нужна была никому. Точнее, не так нужна, как раньше и как бы он того хотел. В плане выжить он оказался не оригинален – занялся торговлей. Выстоял…

Жизнь всё-таки заставила его встрепенуться. Он опять помолодел. Перспектива быть вечным пенсионером – не очень симпатична, хотя при определенных обстоятельствах – выгодна. Стал вновь заботиться о своей внешней привлекательности и об образовательном уровне. Настроился по-боевому, и это дало ему шанс опять дышать полной грудью. Не сказать, чтобы сильно разбогател, но денежки какие-никакие появились. И снова в его сердце поселились надежда. Но такая зыбкая, и порой внушающая тревогу вместо спокойствия…

Где-то слышала, что искусственно созданные города (вокруг промышленных объектов, например) обречены на вымирание. Как человек: родился, жил, умер.

Неправда. Любимые — города и люди — живут вечно!

С днем рожденья, Арсеньев!

Оставьте ответ

Оставьте комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя

3 × 1 =