Учитель истории — об образовательных реформах и преданности профессии

|

Учитель истории и обществознания Андрей Викторович Боровой работает в школе с 1988 года. Мы разговариваем об «отцах и детях», об образовательных реформах и преданности профессии.

Личность / система

Работа школьным учителем всегда приносила мне удовлетворение. И сегодня в школе удерживает только это. Потому что нынешняя система образования противоречит понятиям образования и развития. Говоря фигурально, она стала напоминать вертолет из чугуна.

У меня всегда был такой подход: учить через личностный контакт, человеческие отношения. А сегодня у нас подход технологический. Никого не интересует, что ты за человек, насколько ты вкладываешься в своих учеников, как в действительности проходят твои уроки. Главное — чтобы правильно была заполнена отчетность. Работа учителя сегодня оценивается по абсолютно формальным критериям, система нас обезличивает.

У меня всегда был такой подход: учить через личностный контакт

Особая тема — понятие «стандарта». «Почему в этом году ЕГЭ сдали не так, как в прошлом?». Но ведь это были другие дети! Даже в «Ералаше» понимают, что все дети — разные…

При этом нам говорят: «Вы должны работать на конкретного ученика с его конкретными способностями». Но это пустые слова, потому что программа зачастую не стыкуется с психолого-возрастными, физиологическими возможностями ребенка, а федеральные образовательные стандарты (ФГОСы) — с ЕГЭ.

Ученые нашли 500 нестыковок в новой редакции ФГОС — но это ничего не меняет (хотя недавно назначенный министр просвещения Сергей Кравцов все-таки объявил мораторий на введение новых ФГОСов).

Мыслить / зубрить

Дети у меня спрашивают: «Как даты выучить?» Что я должен им ответить? Если следовать федеральным стандартам — зубрить нельзя. А на ЕГЭ ученик должен наизусть помнить громадное количество дат, персон и событий.

Те, кто ФГОСы готовят, не видят этого противоречия?! Не знают, что таблицу умножения или, к примеру, периодическую систему (хотя бы набор элементов) тоже нужно выучить? Господа из министерств, вы как-нибудь договоритесь там, наверху.

Нам говорят — «деятельностный подход», «метапредметные связи». Я так всегда и работал — чтобы дети учились осмысленно, думать учились, получали образование! Я считал своим достоинством, что мои ученики мне доверяют, высказывают свое мнение, что мы можем в качестве иллюстрации к исторической эпохе обсудить «Доктора Живаго» или составить сценарии к «Мастеру и Маргарите».

Но это было до ЕГЭ. И я понимаю, что сегодня это никому не нужно, да еще и дети так ЕГЭ не сдадут. Учителей вынуждают заниматься натаскиванием, потому что одним умением анализировать, самостоятельно мыслить ученикам необходимое количество баллов не заработать.

Андрей Боровой
Учитель истории Андрей Викторович Боровой.

Но все равно в итоге мы виноваты. Если дети хорошо сдали, нам говорят: «Вы их натаскали». Если не очень хорошо — «не научили».

Реформы, реформы…

Сколько уже лет бесконечно пересматривают содержание образования… У меня нет рациональных объяснений, зачем это делать. Слово «реформа» предполагает, что собрались специалисты, обсудили то, что плохо, придумали, как улучшить, и потом проанализировали результаты.

То есть реформа должна быть ограничена во времени! А у нас реформа перманентна. Я тридцать второй год работаю, и все это время длятся реформы. У нас была линейная система преподавания истории, нас заставили переходить на концентрическую. Я все ждал, когда же они одумаются, но все равно пришлось переходить, вести по 40 часов!

Любая реформа должна быть ограничена во времени

И вот теперь, когда мы все под нее перестроились, нам говорят: «А концентрическая система неправильная, надо переходить опять к линейной». И все это без объяснений. Или еще парадоксальнее: говорят, что мы не сопротивлялись этой реформе!

«Инновации» — это уже мем. Зачем мы ходим на двух ногах? Давайте внедрим инновационную методику — будем на головах ходить.

В режиме 24/7

Все ученики, сегодня, как правило, занимаются в кружках и секциях дополнительного образования. И еще школьные учителя сверх всякой меры загружены внеклассными мероприятиями. Но учитель не инструктор по туризму и не руководитель хора, его работа — это работа на уроке. И нормальные отношения детей друг с другом я организовать могу и на уроке, мне для этого не обязательно в поход идти.

У меня есть простой тест: например, девочка запнулась при ответе, и я обращаюсь к классу: «Давайте сестре поможем!». И сразу виден «морально-психологический климат коллектива»: или они тут же включаются, поддерживают, или класс хором кричит: «Она нам не сестра».

Значит, нужно работать над тем, чтобы объяснить: «все люди братья» (те, кто не сестры). И тогда они достаточно быстро понимают, что они класс, у них общая цель, и у всех есть и свои достоинства, и свои недостатки.

…А велосипеды своим (и не только своим) ученикам я и так постоянно чиню — в «нерабочее» время.

«Образовательные услуги»

У меня в кабинете висит над доской высказывание М. Мамардашвили: «Человек есть усилие быть человеком». Казалось бы, не поспоришь. Но с тех пор, как образование стало сферой «услуг», исказился сам смысл воспитания и обучения. Вместо «ученье — свет», «без труда не вынешь и рыбку из пруда» у нас сегодня — «клиент всегда прав».

Если и родители занимают такую позицию, это тупиковая ситуация, тут и репетиторы не помогут. Простая аналогия: фитнес-инструктор может вам показать упражнения для разных групп мышц, но пока вы сами не встанете на беговую дорожку или не возьмете в руки гантели, результата не будет.

Когда образование стало сферой «услуг», исказился сам смысл воспитания и обучения

Так же, как если у ребенка 4 двойки на конец четверти, а у родителей претензии: «Почему вы его научить не можете, он не понимает вашу историю?!». (А еще физику, математику, литературу…). А «ребенку», между прочим, уже 15 лет, он уже личность по идее, с паспортом гражданина страны…

Да, я понимаю, что это дети, я пытаюсь контакт установить, объясняю на примерах в который раз, ищу разные способы, «увлечь-заинтересовать-организовать диалог» и т.д. И, так или иначе, результат есть.

Одна моя ученица недавно мне говорит: «Здорово, я даже начала понимать, мне понравилось!» Ей понравилось готовиться! Через два с лишним года моих непрерывных усилий. Оказывается, ничего сложного: не играй в телефон, а слушай учителя и готовься.

Так же и с родителями. Недавно бабушка моего ученика ко мне подходит: «Почему у моего внука оценки ухудшились?» Я говорю: «У меня сейчас урок, проходите. Послушайте». После урока спрашиваю: «Так какие у вас вопросы?» — «Нет, к вам у меня теперь нет вопросов». Она просто все своими глазами увидела.

Все мои выпускники, которые доверяли мне, которые поняли, что нужно просто «взять и сделать», сдавали без репетиторов, им хватило моих уроков. Поэтому я и не беру репетиторство по истории: я знаю своих коллег, все они работают хо-ро-шо.

«То ли еще будет»?

Все чаще говорят о кадровой проблеме. Я сейчас работаю с теми же коллегами, с кем начинал когда-то, некоторые из них — мои учителя. Молодых учителей почти нет. Но разве это кого-то удивляет?

При этом, если в Шереметьеве не хватает грузчиков, — надо им зарплату повысить. Не хватает учителей — давайте пединститут закроем. Нормально?! «Ну, они ж все равно туда не идут». Отношение к людям, как к трактору: тебя завели — работай.

К тому же, создается общественное мнение, когда априори учитель не может быть прав. Вот эти стереотипы, что все учителя злые, — это кому нужно? Перефразирую известный афоризм: «У меня для вас нет других учителей».

«Электронная школа» — это сказки, потому что человека учит человек. И его нельзя заменить машиной. Эта система возможна только при ответственных родителях, которые будут учиться вместе с ребенком, постоянно контролировать, как он работает с каким-то электронным носителем.

Отношение к людям, как к трактору: тебя завели — работай.

Не мультимедийные доски обучают человека, а учителя, которые еще остались в школах и пишут мелом на доске. Электронная школа не решит ничего. Ни-че-го.
Доживем до понедельника?..

- Реклама -
Лилия Алексеенкоhttps://akula-media.ru/
Журналист портала Акула-Медиа.

Оставьте ответ

Оставьте комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя

два × четыре =

Выбор читателей

Инспектор ГИБДД: ничего личного

Капитан полиции Данила КИЛЕМЕНЕВ в органах внутренних дел с 1998 года. И всё это время в одном подразделении – Государственной инспекции безопасности дорожного движения....

Что я люблю

Есть такой рассказ у детского писателя Драгунского. В нём Дениска Кораблёв описывает свои предпочтения. Больше всего меня тронуло: «Когда у меня хорошее настроение, я...