Обыкновенное чудо

|

Не оставляйте стараний, Маэстро!

Владивостокский музыкальный театр «Перекресток» («первоисточником»-прообразом которого стал легендарный клуб самодеятельной песни «Поиск») недавно отметил свое 30-летие. Многие помнят шапито, появившееся на центральной площади Владивостока в начале 90-х, и уличные выступления с шарманкой музыкантов театра.

«Перекресток» — театр особенный, а лучше сказать — уникальный. Профессионализм и самодеятельность, традиция и эксперимент, музыка и поэзия, драма и комедия, взрослые и дети, вчера и завтра, простота и загадка, быль и сказка здесь органично сосуществуют. Главную причину этой удивительной гармонии актеры и музыканты театра видят в личности его создателя, Сергея Рыбалки. Действительно, чтобы такой театр продолжал интересную жизнь в нынешней действительности, нужны поистине титанические организаторские и многообразные художественно-творческие усилия. И перечень достижений театра и его автора на самом деле внушительный: постановка спектаклей (по Брехту, Пушкину, Гоголю, Андерсену, Маяковскому и т. д., и т. д.), организация фестивалей («Приморские струны», «Дальфест» и т. д., и т. д.), музыкальные сказки («Властелин колец», «Волшебная лампа Аладдина» и т. д., и т. д.), а также концерты-перфомансы-стихи-музыка-песни, которые рождаются из неведомого таинственного источника вдохновения. Хотя сам Сергей Рыбалка (вместо «безудержного самопиара», что было бы вполне объяснимо) рассказывает об этом более чем скромно, зато участники, друзья, гости и зрители театра отзываются о «Перекрестке» и его руководителе с искренним восторгом. Предоставим им слово.

Сергей Рыбалка:

— Начиналось все с шарманки, которую я своими руками сделал когда-то, и даже до сих пор она используется. Были разные «прорывные» вещи, сделанные нами. Шапито, например. И вообще наши выступления на улицах в те годы, когда они были пусты, заплеваны и потихоньку превращались в базары. Несколько лет это было абсолютно вживую, и в памяти людей действительно это осталось.

Главное — находить интерес: в людях, в песнях, в каких-то театральных проектах. Так или иначе, это как-то «стреляет» в разных, зачастую неожиданных местах. Очень радостно работать с нашими юными актерами, которых вы сегодня видели. У них сейчас есть три самостоятельных сценических работы: по Высоцкому, затем спектакль «Слоненок» (отличный, как мне кажется) и их участие в нашей последней большой театральной работе «Шекспир и мы». Кстати, с этой подборкой Высоцкого они стали лауреатами краевого театрального конкурса «Живи, театр — восьмое чудо света!» в номинации «музыкальный театр», а 10-летняя Арина Протасова — в номинации «лучшая женская роль».

Еще одна неожиданность: я в этом году руководил театральным кружком в клубе имени Крыгина. Мы с малышами-пятилетками (сегодня они тут блистали) сделали несколько номеров. Это, конечно, такая «соковыжималка», но интересно. Главное — что-то в них остается после этого.

Театральную студию, которую в основном ведет Руслана (взрослую часть), мне удалось убедить, что, кроме занятий технической стороной (мастерством актера, речью, этюдами и т. д.), надо ещё сделать спектакль. Мы выбрали Шекспира, и то, что получилось, метко определил Н. Пинчук: «драматургия Шекспира как сообщающиеся сосуды». Такое переливание «Макбета» в «Короля Лира» и т. д. Люди сами искали сонеты, отрывки из пьес. Это тоже было интересно, и, надеюсь, мы это повторим.

…Те, кого я числил своими учителями, к сожалению, ушли из жизни — Александр Дулов и Виктор Луферов. Ту же «Мамашу Кураж…» мы играли на Волоколамском шоссе, в театре Виктора Луферова. Александр Дулов, еще приезжая сюда во времена «Поиска», видел «Клопа», «Мамашу Кураж…». Он очень высоко оценил наши театральные вещи. К сожалению, людей такого масштаба становится все меньше…

В основном друзья у нас в народе. В какой-нибудь Уфе вдруг подойдет кто-нибудь, скажет: «Это моя любимая кассета — „Хоббит“ или „Властелин колец“, подпишите?» Или, опять-таки неожиданно, где-нибудь в Новосибирске или в Москве встречаешь свои диски с этими сказками, которые покупают, слушают, находят меня ВКонтакте, пишут.

Ну и, конечно, это все те люди, которые помогли сделать это помещение, когда нас выгнали с Нерчинской, где мы 20 лет пробыли. Пришлось биться за театр с помощью депутатов. Спасибо О. Забелиной, А. Юртаеву: они нас отстояли. А этот зал — последствия такой неожиданной «народной стройки». Кто-то помогал материально, кто-то приходил и пахал здесь. Нужна была мощная бригада, и, как ни странно, она сложилась.

Руслана Дедик, руководитель театральной студии:

— Исходя из своего актерского опыта, могу сказать, что театр «Перекресток» дает актерской индивидуальности уникальную возможность проявиться в любом качестве. К сожалению, нет большой очереди из желающих делать что-то на малой сцене, потому что люди привыкли быть защищенными большими сценами, проектами, грантами. Но мы всегда рады такой возможности общаться, работать. Да, конечно, бюджет нулевой, зато проявляется вся актерская мощь.

Почему театру удается существовать при ценах на билеты 200-300 рублей? Во многом потому, что у нас уникальный художественный руководитель, Сергей Рыбалка. Вот, например, когда мы смотрим кино и видим длинный пятиминутный список: режиссер, сценарист, композиторы, музыканты, осветители, водители, электромонтеры и т. д., и т. д. — все это он может сделать один. Не думаю, что где-то еще есть такие руководители театров.

Денис Вялков, автор-исполнитель, г. Владивосток:

— Этот театр, существующий практически на энтузиазме руководителя и немногих меценатов, — уникальное явление в культурном слое Дальнего Востока. Знаю «Перекресток» с 1991 года, для меня это было потрясение: ничего подобного больше я нигде не встречал до этого. В каком-то смысле «Перекресток» показал мне дорогу, по которой я сейчас иду. Сергей Рыбалка — это человек, который во многом определяет настоящую авторскую песню сейчас, здесь, на ДВ, не боится экспериментов и продолжает развивать свой театр. Многая лета!

Петр Кошелев, автор-исполнитель, г. Энгельс:

— Сергею и Руслане с огромным уважением — самые восторженные пожелания творческих удач, профессионального и остального долголетия и чтоб на их «Перекрестке» появлялись только благожелательные регулировщики!

Олеся Потапова, ансамбль «Ключ», г. Владивосток:

— На эту сцену выходят очень разные люди. Многое здесь делается из наследия, так скажем, уходящей эпохи, которая очень контрастна современным реалиям. Но много людей, которым это близко, они приходят сюда. И сделать это коммерческим проектом просто невозможно.

Моя дочь ходит в эту студию, это ее образование. Вот сейчас здесь они показали новую программу по Высоцкому. А это же — культура. В моего ребенка, в его воспитание, в его духовный рост вкладываются от души. Это очень круто. И это ее среда, так же, как и моя.

Мне нравится то, что делает Сергей Рыбалка, во что вовлекает народ. Выступления «Перекрестка» на улицах города, довольно регулярные, никем не ангажированы, это собственная инициатива. И это такой любопытный жанр, мне даже и сравнить не с чем. Поются и городской романс, и классика авторской песни, но все исполняется не очень классически, с использованием очень разных инструментов, в том числе электронных, здесь же миксуется еще и настоящая шарманка. Это уникально.

Наталья Баранова, журналист, г. Владивосток:

— В этом году исполняется 30 лет разным духовным ориентирам 80-х г г.: фильму «Асса», галерее «Арт-этаж», театру «Перекресток». Для каждой части жителей Владивостока они означали что-то свое, кому-то было ближе одно, кому-то другое. В ту пору, когда «Перекресток» только зачинался, мне был ближе рок-клуб. Но вот рок-клуба у нас уже нет, а «Перекресток» есть. И плавно часть рок-н-рольной тусовки откочевала в сторону авторской песни. Я хожу сюда на концерты часто, но они каждый раз умеют чем-то удивить.

Дмитрий и Анна Милютины, зрители:

— Когда приходишь сюда, чувствуешь себя здесь, как дома, это камерный театр, все такое очень «свое» и искреннее. И репертуар здесь интересный, и уровень профессиональный. И еще это —как параллельный мир. Параллельный нашей сегодняшней жизни. «Перекресток» — это такие профессиональные творцы, которые стремятся открывать себя людям, делиться своими находками, и нам все их работы очень нравятся.

Владимир Ким, автор-исполнитель, г. Арсеньев:

— Владивостокский театр «Перекрёсток» появился в пору, когда мы все «потерялись» и «растерялись». Стало понятно, что наступают «взрослые» времена: надо жить. Но автору и худруку театра Жизнь виделась не в сером колере: мол, «как-нибудь». Он считал и, я знаю, до сих пор считает: жизнь идёт так, как он хотел. Рыбалка прекрасно понимал, что придётся платить за всё. Прежде всего за любовь. За Свободу. За этот Театр. Но он ни о чём не жалел. Да и что жалеть, если перемен ждали и, собственно, своими руками их сотворили.

В 70-е и 80-е годы ровным строем ходили не только в цирк и кинотеатр, но и в КСП, который считается частью популярной субкультуры. Но вот пришло то время, когда не надо изображать из себя «Артиста», но можно им Быть.

«Перекрёсток» — это театр драматический, музыкальный, кукольный, детский, взрослый — разный. Ты можешь быть в нём артистом, режиссёром, художником, оркестром и даже зрителем. Рамок нет. И только один пункт табуирован — Несвобода. Для многих всё то, что написано выше, — иллюзия, и они в неё верят. Верят, потому что, как это заведено у всех людей, человек, придумавший «Перекрёсток», конечно же, двужильный. Он (как любой нормальный худрук и главреж) кричит на своих актёров, когда кончаются силы и терпение. Хвалит их и бережёт, потому что театр — это семья, и у всех есть любимые и нелюбимые роли, но от того, что роль любимая, играть её не легче.

Тех, кто начинал в «Перекрёстке», если и показывают по телику, то не за преданность сцене. У каждого из них давно уже дети, внуки, свой «театр».

Нелепо, смешно, безрассудно, безумно — волшебно! Это завещано ещё на Пушкинской, на легендарном чердаке, с которого выгнали в конце 80-х, но взамен дали новое помещение в центре Владивостока. Но… Действительно — нелепо: совсем недавно пришлось ещё раз переезжать уже на Эгершельд. В этом третьем доме у «Перекрестка» все те же «ленинградские» интерьеры, в которых бывали автор «Хромого короля» Александр Дулов и Елена Камбурова, Олег Митяев и «Лицедеи». Рыбалка хотел и стал-таки похожим на Миронова-Бендера и на Янковского-Мюнхгаузена.

И со всеми этими его старыми и новыми «заморочками», с этими инженерами, строителями, гениями кисти и смычка, коммерсантами, ботаниками, фриками, депутатами, студентами и не очень, Рыбалка вступил в свое третье тридцатилетие. И как же это хорошо, господа!

Игорь Попков, художественный руководитель Театра-студии «Первая сцена», г. Москва:

— Я знал коллектив Сергея Рыбалки еще в 80-е — тогда это был КСП «Поиск», из которого вскоре появился уличный музыкальный театр, явление яркое, независимое, очень хорошо передающее характер Владивостока. В нашем городе ведь всегда ценился некий пиратский шарм — вольнодумство, энергичность, грубоватость, пренебрежение «системой». И «Перекресток», как никакой другой театр, его олицетворял, особенно когда работал преимущественно на улице. Потом он, конечно, обрел и крышу, и репертуар, и своего зрителя, то есть несколько обуржуазился, но только по форме. По сути же он так и остался в хорошем смысле «неприкаянным», то есть не приписанным к официальным кормушкам и потому сохраняющим собственный уникальный голос.

В Москве и других столицах маленькие театры пользуются большой популярностью среди тех зрителей, которые хотят видеть на подмостках что-нибудь необычное, не изъезженное массовым прокатом. «Офф-бродвейское» направление в Нью-Йорке, например, едва ли не популярнее, чем собственно «бродвейское». Во Владивостоке «Перекресток» такой один, но, я уверен, это до поры. Рано или поздно появится и «офф-Светланская», которая станет для Владивостока ближе и актуальнее, чем театральный мейнстрим. А «Перекресток» будет по праву считаться родоначальником альтернативного театра нашего города. Многая лета вам, друзья!

Евгений Еремин, автор-исполнитель, г. Благовещенск:

— Вы знаете, я долго ломал голову, что ж это за человек такой — Рыбалка?! Вы посмотрите, годы — летят стрелою, империи — в пепел, мэры, губернаторы — как перчатки меняются! Где письмецо в конверте и бобинные магнитофоны — кончилась пленка, мотай? Где бутылка кефира и какао в брикетиках? Где «Жигули» по 6 тысяч, гитары по 6 руб. и спички по 1 копейке?! Ничего нет!.. А он — есть! Есть!

И при этом — его же так много! Говорят — хорошего много не бывает. Враньё. Считайте — впоэт, мультиинструменталист, композитор, звукооператор, продюсер, драматург, сказочник, конферансье, организатор, строитель в ассортименте, аквалангист, садовод, винодел, муж, отец, критик! Педагог, в конце концов — настройщик душ младых!

И, главное, многота эта его не кончается. То есть как бы даже всё прибывает и прибывает. А народу вокруг него! Цветут и пахнут. Поколения! И все — милота и лепота. И эти бесконечные концерты, фестивали, спектакли, студии…

Как он всё успевает? Он вообще спит? Кто его так навсегда разбудил? И песня эта его дзогченовская — «Зеркало заднего вида»! А этот его передвижной музыкальный театр, «Перекрёсток»? Все эти глаза-улыбки, картонки-куражи, шапито-шарманки-шекспиры-шляпы.

А может… как раз всё дело — в шляпе? Этой их синей шляпе красного цвета (тихо кассирша ответит: «Билетов нет…»). А может, все оне Безумныя Шляпники?! И нет у них болванок и лекал? А есть токмо… Сердце? Сердешники-передвижники. Перекати-Сердце («Потому что нас уже не спас ум…»).

Можно было бы, конечно, у Русланы спросить. Но ить муж да жена… одна мамаша Кураж, одна остеопатия, один дзогчен.

Всё. Понял. Оне с Русланой — пришельцы! Гости из Future Perfect. Фестиваль-то их «ДАЛЬФЕСТ» кличут. Куда уж дальше совершенного будущего?! И хотят оне нас всех пере-играть, в смысле пере-настроить. На лирический лад… С игровым началом. Без коды: «Многоточие на краю ржаного поля детства».

В общем… с Сергеем Рыбалкой и его театром «Перекрёсток» что-то не так. Вот уже 30 лет. Тик-так. Так-тик. Совершенное будущее в зеркале заднего вида. Передвигаться дальше. Тактика!

Фото автора и из архива театра «Перекресток».

- Реклама -
Лилия Алексеенкоhttps://akula-media.ru/
Журналист портала Акула-Медиа.

Оставьте ответ

Оставьте комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя

четырнадцать − десять =

Выбор читателей

Репортаж из «красной» зоны

В служебную командировку из Анучинской ЦРБ отправились трое сотрудников - медицинская сестра Елена Горяйнова, буфет-санитарка Ольга Армышева и санитарка Светлана Шагаева. Служебная командировка в нынешних...

Коронавыплаты. Кому и за что?

В связи с коронавирусной инфекцией медицинским работникам положены президентские и губернаторские доплаты за работу, сопряженную с риском. Кому и какие выплаты начисляются - мы...

«Я за некурящую Россию! А ты?»

31 мая - День отказа от табака. В заголовке один из его лозунгов. Есть и другие - «День, когда всё получится», «Бросают все!», "Брось...