Человек на земле: между прошлым и будущим

|

Мой собеседник Олег Сергеев — человек с огромным опытом работы в сельском хозяйстве: руководителя-практика и фермера-овощевода. Мы разговариваем с ним об «импортозамещении» и «эффективном менеджменте» в земледелии, а главное — о том, что значит быть настоящим хозяином своей земли.

Момент истины

Мы давно говорим о разных успехах в сельском хозяйстве, но ситуация с коронавирусом выявила реальную картину. Лишь на короткое время приостановили ввоз китайской продукции, и цены сразу выросли в несколько раз. От китайской овощной продукции (может быть, за исключением картофеля) мы зависимы.

Да, происходит некоторое оживление осенью, когда на рынок выходят частники со своими овощами, но это «капля в море». Объемы овощей, которые поставляет Китай, наши приморские производители не обеспечат. Точнее, могли бы обеспечить, если бы были решены хотя бы две главные проблемы.

Скажем, вырастил фермер столько-то тонн свеклы или, к примеру, сладкого перца — что дальше? А дальше мечется этот фермер в поисках, во-первых, где найти рынок сбыта для своего урожая, и, во-вторых, где его хранить.

Объёмы овощей, которые поставляет Китай, наши приморские производители не обеспечат

Я занимался овощеводством около 20 лет, и по себе знаю остроту этой проблемы: чтобы найти, где сбыть продукцию, куда только не приходилось ездить — от Хабаровска до Тернея, но зачастую — просто сдавать перекупщикам, потому что иначе вообще весь урожай потеряешь. Для Китая такой проблемы не существует, потому что они снимают урожай 4 раза в год — загрузили фуры, привезли к нам, продали.

Вероятно, и наши теплые, южные регионы могли бы обеспечить Приморье необходимыми овощами. Везут ведь к нам фрукты — краснодарские яблочки, казахстанский виноград. И, теоретически, можно было бы организовать и закупку овощей, и их транспортировку, повернув транспортный поток с Китая на запад. Но объемы закупок и расстояния перевозок были бы огромны — значит, разумеется, и цены.

Как это было

Всего каких-то три с небольшим десятилетия назад у нас не было этих проблем закупки и хранения. Существовала отлаженная система, больше двухсот совхозов. Каждое хозяйство занималось выращиванием каких-то видов овощей. Соответственно, было и больше двухсот крупных хранилищ, в том числе ледники.

Система закупок была налажена для всей продукции, начиная с зерна и картофеля и заканчивая дикоросами. В большинстве хозяйств были и консервные заводы, которые перерабатывали свою продукцию и могли выдать ее на рынок.

У нас в селе были и три отделения животноводческой фермы, и все основные овощи выращивали. Плюс в связке работали с «Сельхозтехникой» и «Сельхозхимией», другими смежными организациями. О том, чтобы молодёжь в селе оставалась и закреплялась, заботились. В общем, был системный подход.

Заниматься земледелием профессионально, не значит получать моментальные результаты

Сегодня и системы никакой нет, и, насколько я знаю, крупных овощеводческих хозяйств в Приморье практически не осталось. Крестьянско-фермерские хозяйства понемногу занимаются выращиванием овощей, но их особенность — сезонность, поскольку, повторю, их баз недостаточно, чтобы хранить овощи от урожая до урожая. Тепличное хозяйство «Дальневосточное» в Суражевке, крупнейшее в Приморье, — в прошлом году окончательно разорилось (вместо него недавно появился «Грин Хаус»).

Не зря, наверное, сейчас начали возвращаться к укрупнению хозяйств — по образу совхозов и трестов создавать концерны. Предполагаю, что у них рынки сбыта имеются.

Азбучные истины

Если уж говорить о развитии Дальнего Востока, о том, чтобы прекратить отток населения, есть и много других важных вопросов. Вот раньше были хозяйства, а теперь — общества с «ограниченной ответственностью». Мне кажется, это символично.

Кто на земле хозяин, кто несет за нее ответственность и какую — это ведь вопросы о будущем. Помните, были вопиющие примеры, которые некогда обсуждались в том числе в СМИ, — это хозяйствование китайских рисоводов на нашей земле, когда в результате их работы огромная масса верхнего плодородного слоя текла в наши оросительные сбросы и уходила в Ханку.

Кто на земле хозяин, кто несет за нее ответственность — это вопросы о будущем

Дикая, разрушительная технология и психология: главное — получить прибыль, а после нас хоть потоп.
Быстрое обогащение и качественный труд, развитие сельского хозяйства не связаны — это тупик, в который мы сейчас и зашли. Людям с потребительской психологией земледелием заниматься противопоказано.

Чтобы трудиться на земле, нужно ее знать и любить. Это не красивые слова — это, так сказать, необходимый минимум, хотя по нынешним временам звучит идеалистически: чаще приходится видеть борьбу узкокорыстных интересов, которую называют «невидимой рукой рынка», и мастерство хитрых схем тех, у кого есть какие-то рычаги власти.

Заниматься земледелием профессионально, ответственно не значит получать моментальные результаты. И тем более не значит строчить бодрые отчеты «наверх», жонглируя кучерявыми фразами про импортозамещение.

Недостаточно скупить землю и ее засеять, даже и на 90%, скажем, соей. Чтобы обеспечить максимальную урожайность, нужно строго соблюдать агротехнику, учитывать особенности почвы, климата, растений, соблюдать севооборот.

Людям с потребительской психологией земледелием заниматься противопоказано

Нужно давать почве «отдохнуть», заботиться о ее плодородии, а не просто выжимать из земли все, что можно, или засыпать голую глину суперфосфатами. И с сорняками и вредителями можно бороться не только с помощью гербицидов и пестицидов — всё это и любой разумный дачник понимает. Но я не вижу, что это понимают «высокие ответственные лица».

Рис
Японцы говорят о том, что могут отказаться от производства риса.

Время покажет

Можно рассмотреть и позитивный иностранный опыт в области сельского хозяйства. Вот, например, японцы говорят о том, что могут отказаться от производства риса и других культур, но дотируют свое сельское хозяйство, чтобы обеспечить занятость населения.

Во Франции, Германии, Голландии и других странах часть фермерской продукции обязательно дотируется. Но главное — у них в целом разумное государственное регулирование, сбалансированное ценообразование.
У нас же зачастую система дотирования (и так довольно скудного и выборочного) не продумана детально, чрезмерно усложнена, противоречива, либо и вовсе государство одной рукой дает, другой отнимает.

В том же суражевском тепличном комбинате больше 80% в себестоимости продукции занимала теплоэнергия — почему ее нельзя было дотировать, если мы говорим о поддержке местного производителя?

У приморских фермеров две главные проблемы: где найти рынок сбыта для своего урожая и где его хранить

…Вот сейчас, по логике, нам нужно воссоздавать с нуля то, что было когда-то построено, а затем разрушено «до основанья». «Территория опережающего развития» — звучит красиво, но как-то слишком расплывчато. Хотелось бы понимать суть: будут ли построены зерно-, овощехранилища и перерабатывающие предприятия?

Будет ли это продуманная стратегия, которая учитывает и перечень-объем востребованных в крае культур, и возможности-условия их выращивания, сложится ли четко работающая система? Или очередные нововведения продержатся только до следующего ветра перемен?

Как водится, поживем-увидим.

 

 

- Реклама -
Лилия Алексеенкоhttps://akula-media.ru/
Журналист портала Акула-Медиа.

Оставьте ответ

Оставьте комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя

15 − тринадцать =

Выбор читателей

Будет город-сад!

Уже будущей весной Арсеньев станет ещё красивее. В самом зелёном городе Приморья в последние годы, к сожалению, практически не стало цветущих клумб, газонов. На минувшей...

1 октября — Всемирный день музыки

Она построена на математических принципах. Она подчиняется законам физики. Она влияет на головной мозг человека, излечивая и разрушая его. Она самая сложная и восхитительная...

Что делать, если у тебя был контакт с больным covid?

Часто спрашивают, что делать, если у тебя был контакт с человеком, у которого подтвержден диагноз «COVID-19»? По нашей просьбе на этот вопрос отвечает Галина...