– Реклама –

Бархатный сезон в стране души

|

Время — московское, язык — русский, атмосфера — душевная

Собираясь в отпуск в Абхазию, я, конечно, заранее интересовалась переходом границы, обстановкой в стране, условиями и так далее. Хочу сказать, что Интернету нужно верить лишь наполовину, а то и на треть. Негативные комментарии о нищете и разрухе, которые якобы до сих пор царят в этой стране, я намеренно читать не стала. Меня больше интересовали достопримечательности, интересности, с которыми непременно нужно познакомиться в Абхазии. Словом, «фишки». Я составила список и находилась в радостном предвкушении.

Я узнала, что абхазы называют свою страну Апсны, что в переводе означает «страна души» или «земля души». Действительно, душевность здесь во всём — в радушии местного населения, в звучании языка и в названиях, в отношении к родной земле. Недаром же в абхазском языке более 150-ти слов с корнем «апсы» (душа) и более двухсот — с корнем «агуы» (сердце). К этому мы ещё вернемся, сначала — легенда.

Когда Бог распределял землю среди народов, абхаз на раздачу опоздал. Свободных земель не осталось, и Бог только развел руками. Мол, надо приходить вовремя. Но когда абхаз назвал причину опоздания, то Всевышний не раздумывая отдал ему кусок земли из личного резерва. Небольшой — всего-то 9 тысяч квадратных километров, но зато каких! Море, солнце, невероятной красоты растительность, экзотика. А в дополнение к этому – множество чудес. «Почему абхаз опоздал на такое важное мероприятие?» — слышу я ваш вопрос. Он гостя встречал и, пока все почести не оказал, не отпустил. А это в Абхазии чуть ли не первая заповедь. Ну а теперь, дорогие читатели, предлагаю вам совершить заочное путешествие в эту залитую солнцем и обласканную природой-матушкой страну.

Бархатный сезон в стране души
Один из многочисленных арт-объектов страны души. Абхаз на повозке, запряженной буйволами, с сосудами для вина.

 

Бархатный сезон в стране души
Абхазский дедушка. Из камня, а как живой.

Бархатный сезон в стране души
А этот молодой абхазский мужчина — не каменный. Самый настоящий!

Бархатный сезон в стране души
А вот «оживленно» беседующие абхазы, даже про нарды забыли.

Едва мы пересекли границу (по российскому паспорту и за несколько минут), как наши мобильники стали показывать время на час вперёд от московского, что поначалу внесло некоторую сумятицу в наш распорядок. Но местные жители нас уверили, что время у них всё же московское. Видимо, Грузия «перебивает».

Итак, граница пройдена без всяких проблем, мы садимся в маршрутку и едем в город Новый Афон — место нашей дислокации, предварительно сняв домик на базе отдыха. Это небольшой городок рядом с Сухумом — столицей Абхазии. Ну, здравствуй, Страна Души, Республика мандаринов и родина Михаэля Шумахера. Первое впечатление — красиво, экзотично, жарко (+28), зелено и сине — море же кругом.

Первый населённый пункт – Псоу, сразу за ним – Гагра, красивейший город с национальным колоритом и полусоветской-полуабхазской архитектурой. Никакой разрухи, которой стращал Интернет, не замечаю (хотя она имеет место), я пожираю глазами кипарисы, пальмы, платаны, олеандры, магнолии, эвкалипты, лавры и другие сугубо южные деревья. Октябрь — пора созревания мандаринов, поэтому в каждом дворе сквозь зелёные волны крон проглядывают оранжевые мячики. Ещё не отцвели розы, много деревьев (или это большие кустарники) с красными и белыми цветами, какие-то кусты, похожие на оживших зелёных змей, белые цветы-свечки… Красота!

Бархатный сезон в стране души
Гагра. Раньше город делился на новую и старую части, и назывался Гагры. Этот пейзаж из старой части.

Бархатный сезон в стране души
Эта древняя крепость тоже из старой Гагры.

Бархатный сезон в стране души
Гагрская набережная.

Бархатный сезон в стране души
Гагрский парк.

Бархатный сезон в стране души
Гагра. Вид сверху.

Как только мы начали путь, то поразились обычно-необычному природному явлению. Разноцветное коромысло радуги разлеглось прямо на изгибах невысоких гор вдоль шоссе, а не на небе, как мы привыкли. Вот так оригинально встретила нас эта страна.

«С чего это Абхазия — родина Шумахера?» — спрашиваете вы. Поясняю: корни этого знаменитого гонщика – в Абхазии. В этом нет никаких сомнений. Вы не знали? И я до приезда в Абхазию не знала. Дело в том, что все водители в этой стране — не просто горячие абхазские мачо (темпераментные, с юмором, с цепким взглядом) — они ещё и лихачи! Да такие, что даже не успеваешь испугаться. Двойная сплошная, сброс скорости на поворотах — это всё от лукавого. Мы ехали (человек 20) в видавшем виде автобусе, но водитель вёл его так, будто он бессмертный и его «микрик», по меньшей мере, болид. И это не единственный такой водитель (в этом мы убедились во время экскурсий) – все остальные ездят так же. Хотя нет, один раз, во время поездки в Пицунду, у нас был прилежный водитель: ехал на положенной скорости, обгонял другой транспорт, только когда это было абсолютно безопасно, и не парковался на краю обрыва. Потому что звали его Дима, а не Алхас или Астамур. Вот и весь секрет. Кстати, русских в Абхазии проживает немало, но вернемся к абхазам и их любви к своей земле и народу.

Абхазынарод особенный

Я не буду мучить вас легендами, уважаемые читатели, хотя здесь они на каждом шагу. Ещё одну поведаю и на этом закончу. На этот раз легенда собственного производства (пусть абхазы простят меня за эту вольность, это от переизбытка эмоций). Итак, жил-был малочисленный, но гордый народ. Он не хотел воевать, он не хотел проблем — он просто очень любил жизнь и свою землю. Но на маленький край постоянно покушались пришлые. И тогда Всевышний во избежание искушений удалил золото из рек, соль из моря, сделал бурными реки, крутыми горы, опасными ущелья. Он не дал возможности строить предприятия, чтобы не засорять море, чтобы не коптить небо, оставил только красоту этого места, добавив к ней экзотики, неповторимости и магнетизма…

Бархатный сезон в стране души
Окрестности города Новый Афон.

Бархатный сезон в стране души
Новый Афон. Здесь плавают белые и чёрные лебеди. Правда. Просто спрятались.

Бархатный сезон в стране души
Новый Афон. Улица Ладария.

Бархатный сезон в стране души
г. Новый Афон, павильон железнодорожной станции Псырцха.

Абхазы очень любят свою страну! Предвижу ваше возражение, что патриотов и в других странах много. Но этот народ — особенный: они буквально боготворят каждый камень, каждую ветку, каждый ручей, каждую птицу. Ущелье, которое образовалось из-за разрыва скалы; озеро, созданное землетрясением; пещеры – некоторые из них глубже дна морского; сбегающую с гор воду и всё остальное природное великолепие абхазы любят до фанатизма, начиная с первого вздоха своего, и передаётся эта любовь на генетическом уровне.

Взять водопады — вроде обычные потоки воды, но местное население овеяло их легендами до такой степени, что начинаешь верить в чудеса. Например, от одного глотка воды из водопада Ведьмы у меня перестала болеть голова. А умывшись в Молочном водопаде, вода которого, по легенде, омолаживает, — я «сбросила» лет десять (в зеркале эти перемены не увидишь, но душа-то чувствует!). Даже мокрый бок горы (по сути обычный конденсат) абхазы назвали красиво — каплепад «Девичьи слезы». Хотя уместнее было бы назвать эти слезы мужскими из-за скупости, но местным виднее.

Бархатный сезон в стране души
Водопад в Новом Афоне. Монахи возводили арочную плотину, а водопад получился сам собой.

Бархатный сезон в стране души
Водопад «Птичий клюв».

Мужчины (а общаемся мы здесь, в основном, с мужчинами: женщины менее разговорчивы, почти не улыбчивы) показывали нам каждое редкое дерево: самшит, тис, бамбук – рассказывая их историю. Они гордятся и радуются, если в природе всё идет своим чередом, а климату и растительности ничего не угрожает, и печалятся, когда что-то не так, сетуя то на войну, то на природные катаклизмы. Но сами они оберегают свой край, хранят наследие своего народа с такой душевной теплотой, что можно только позавидовать. А в некоторых случаях и поразиться. Меня изумила та самозабвенность и трепетность, с которой абхазы чтят память о войне, как гордятся своей победой, как уважают ветеранов.

От вымысла (это я про свою легенду) вернемся к реальности. С развалом Советского Союза начались проблемы и в Абхазии. Она захотела самостоятельности и независимости, которыми обладала до вступления по доброй воле сначала в Российскую империю, а потом в Советский Союз. «Родословная» этой страны подтверждена исторически, но Грузия, в состав которой входила Абхазия, считала иначе. Началась грузино-абхазская война, боль от которой до сих пор не утихла. И, как мне показалось, не утихнет никогда, хотя с её окончания прошло уже почти 30 лет.

В Абхазии немало населённых пунктов-призраков. Это приграничные города и посёлки, которые в наибольшей степени пострадали от военных действий. Наладить там жизнь не представлялось возможным, поэтому они заброшены, но не забыты. Туда организованы поездки для туристов, ведь это тоже своеобразная память о войне. Она ещё раз подтвердила, насколько сильно абхазы дорожат своей родиной.

Отпечатки войны носят и города, в которых жизнь продолжается. Например, столица Сухум (в советские времена этот город назывался Сухуми — на грузинский лад). Разрушенные здания и покинутые дома, следы от пуль, снарядов, взрывов…

Бархатный сезон в стране души
Сухумская набережная.

Бархатный сезон в стране души
Платан (он же чинар) — достопримечательность Сухумской набережной.

Грузинский след ещё остался на абхазской земле — можно увидеть постройки в явно грузинском стиле, блюда в меню кафе и ресторанов, вина, имена, ну и сами грузины нам попадались. Это те, кто родился здесь и вырос, но таких очень мало. Вообще, я поймала себя на мысли, что абхазы и грузины – как небо и земля. Непонятно — как они могли вместе существовать? Если применить кулинарную терминологию для наглядности, то можно сказать, что это несмешиваемые ингредиенты, как масло и вода. Внешний вид, язык (языки, понятно, у всех разные, но абхазский и грузинский языки и по звучанию, и по восприятию уж слишком разнятся). Абхазская письменность в отличие от грузинской основана на кириллице, поэтому многое можно прочитать и понять без знания языка: акафе, ателефон, абилет, абаклажанчапа… Вообще, в абхазском языке 67 букв, из них лишь шесть — гласные. Но всё местное население от мала до велика говорит на чистом русском языке.

Вернемся к войне. Память о ней здесь повсеместна. Вот огромный баннер вдоль дороги — на нём портрет мужчины в военной форме и имя с фамилией. Всё. Понятно, что это герой Абхазии. Или скала на подъезде к Сухуму, в которую вмурованы портреты молодых красивых мужчин и табличка с информацией о том, что в этом месте состоялся бой, почти все погибли, но не пропустили к столице врага. Таких свидетельств огромное количество — аллеи с портретами, мемориалы, памятники, могилы. Абхазы помнят всех погибших поименно, а выживших встречают как родных.

Дядя Саша (абхаз, несмотря на русское имя) — наш водитель в туре на озеро Рица — прошел всю войну. Балагур и лихач, он становился мрачным и молчаливым, когда заходил разговор о войне. Более разговорчивый армянин Ваган поведал нам, что ещё семь лет после окончания войны все мужчины (и он в том числе) в апреле уходили с оружием в горы и «сторожили» перевалы, откуда был возможен нежелательный приход грузин. Спускались домой к родным, только когда на перевалы ложился снег, тогда вторжения становились невозможными. Наш гид Анри — молодой мужчина лет 35-ти — инвалид: нет кисти руки, на правой части лица пересаженная кожа, шрамы, сильно хромает на правую ногу. Мы подумали, что это последствия аварии. Оказалось, мальчишкой он подорвался на мине…

Сегодня статус Абзахии — частично признанная республика. Всего пять стран – членов ООН признали её независимость, и четыре страны признали частично. Но этот факт их особо не волнует. Для них главное, что они признаны Россией. Они ей за это очень благодарны. Это чувствуется. На каждом застолье один из тостов обязательно за Россию.

Пятьдесят тостов? Легко!

Застолье в Абхазии — это не про поесть, это целый ритуал, поэтому заслуживает отдельного рассказа, в котором абхазские традиции будут тесно переплетены с блюдами национальной кухни.

Абхазская свадьба. Присутствовать на ней нам, конечно, не пришлось, но из окна автобуса мы наблюдали большое количество мужчин (женщины где-то отдельно, не на виду) в белых рубашках, которые группами стояли во дворе красивого здания и общались. Гид пояснил, что они ждут начала свадьбы. Кстати, это торжество в Абхазии не празднуют в заведениях общепита, для этого построены специальные здания, внешне похожие на Дворцы культуры.

Свадьбы в этой стране — мероприятия очень массовые. Кроме многочисленных родственников с обеих сторон, приглашаются одноклассники, одногруппники, коллеги, соседи, друзья (причем не только молодоженов, но и родителей). Набирается до четырехсот человек. Праздничный стол обилен, но прост: никаких пятиярусных тортов и блюд «высокой кухни»; мясо, овощи, фрукты, мамалыга, сыр, вино – вот костяк меню свадебного стола. Главное за столом – общение, чествование молодых и их родителей. Это из рассказа гида, а теперь из нашего путешествия.

Ранним утром отправились мы в тур на джипах с открытым верхом в горную часть страны. Экскурсия предполагала посещение трёх водопадов и пещеры, добираться к которой нужно было по ущелью, купание в горной реке и пикник.

Бархатный сезон в стране души
«… и здесь за камнепадом ревёт камнепад…»

Бархатный сезон в стране души
Вода в горной речушке холодная, но очень вкусная и целебная.

Пикник за полчаса организовали наши провожатые: один жарил мясо на большом мангале, другой накрывал на стол. Мясо, сыр, овощи, зелень, подлива из алычи, лепешки и домашнее вино. Лаконично, но очень вкусно. Такого шашлыка я ещё не ела, не преувеличиваю. Скажете, мясо да и мясо? Ан нет. Три абхазские фишки — мясо на кости (у нас принято делать шашлык из мякоти), мясо свежее (никакой заморозки), мясо замочено в гранатовом соке и вине. Результат — превосходный!

Едим и пьём не просто так: гиды рассказывают об их традициях гостеприимства. Гость в Абхазии — человек особый, его сажают напротив двери, чтобы каждый входящий его видел и вёл себя подобающим образом. Гость может находиться в доме сколько захочет, хозяин никогда не спросит о времени его ухода. На какой бы предмет гость ни обратил внимания, хозяин обязан преподнести его гостю в дар. Гостю всегда наивысшие почести — лучшее место в доме, самая удобная кровать, самое вкусное вино и еда. И всё искренно, от души.

Сразу предоставляется случай убедиться, что это не просто слова. Проезжая мимо высокогорного села, заезжаем к дяде нашего гида. Мужчины приветствуют друг друга, обнимаются, разговаривают минуты две, а потом хозяин приглашает нас (человек 15) к себе в дом на бокал вина и шашлык. И ещё и извиняется, что мясо холодное, мол, только вернулся с пастбища, не успел. Зато успел тост сказать — простой и душевный — о любви, уважении, прощении.

На абхазских застольях произносится не менее пятидесяти тостов. Первый тост обязательно за Всевышнего, второй — за ангела-хранителя, а третий — за Родину. Тосты абхазов не такие длинные и пространные, как у грузин. Хоть тостующий и говорит не коротко, все слова — по существу. Соглашаешься с каждым, и хочется записать.

Сытно и неторопливо

Рассказывая о застолье, нельзя хотя бы вскользь не упомянуть о понравившейся нам в Абхазии еде. Хачапур — наша первая и навечная любовь («хачапури» — это грузинский вариант, абхазы говорят «хачапур»). Разновидностей этого мучного изделия много, мы полюбили лодочку. Лепёшка из кисловатого теста с сыром, яйцом и кусочком сливочного масла. Выпекается хачапур после заказа, поэтому он всегда обжигающе горячий и безумно вкусный. Мы заказывали его на завтрак, обед, ужин и даже на полдник.

Одно из интересных мест Абхазии — ресторан «Ассир». Он располагается в живописном ущелье. Столики находятся в беседках, которые разбросаны на несколько километров — над горными речушками, у водопада, рядом с озерцом или прудом с форелью, под кроной огромного дерева и т.д. Бродить там можно много часов, так что не только аппетит нагуляешь, но и мозоли натрёшь.

Бархатный сезон в стране души
Уникальное место — ресторан «Ассир». Расположен в ущелье под Сухумом.

Бархатный сезон в стране души
«Ассир» в переводе с абхазского означает «чудо». Чудесное здесь всё — природа, атмосфера и кухня.

Бархатный сезон в стране души
Сделал заказ, и гуляй по ущелью, любуйся. Есть чем!

Блюда, которые мы здесь попробовали, не уступали красоте природы и оригинальности ресторана. Люля-кебаб, мамалыга, форель на углях, ачапа. Последнее мне так понравилось, что после трапезы я отправилась к повару за рецептом. Здесь не только любят угощать, но и охотно делятся рецептами. Можно приготовить дома — измельчить и смешать стручковую фасоль, грецкий орех, зелень, аджику, чеснок, хмели-сунели. Очень вкусно, но с остринкой. Блюда абхазской кухни в большинстве своем острые, поэтому основное блюдо мамалыга — это пресная каша из кукурузной муки. С нею местные едят всё, как мы с хлебом, но нам мамалыга «не зашла». Нельзя сказать, чему абхазы отдают предпочтение в еде — мясу, овощам, мучному, молочному или сладкому. На их столах всё гармонично, но мужской и женский столы различаются. Я уже упоминала, что женщины и мужчины здесь отдельно друг от друга, даже в ресторане повар-мужчина готовит в одном помещении, а повар-женщина — в другом. Стол, за которым сидят женщины на застольях, «сладкий» — больше фруктов, вино красное, мясо без косточки. Мужчины предпочитают мясо на кости, а вино белое — стакан на два пальца не доливают и на два пальца не допивают. Пьют ли они чачу? Пьют. По две-три рюмки за беседой в саду, пока хозяйка накрывает на стол. Кстати, настоящей чачи в достаточном количестве не достаётся даже виноделам, потому что чачу производят из густого осадка, который остается на доньях винных бочек. Поэтому настоящей чачи не может быть много априори. А та чача, что в больших количествах, — не что иное, как обычный самогон из винограда.

Не могу не сказать о сыре. В магазине он, конечно, продаётся — производственный, но мы ели только домашний. Абхазы готовят его из молока коров (они здесь почти как в Индии: если не священные, то уж очень почитаемые животные), из молока овец, коз и буйволиц. Сыр готовят и для себя, и на продажу, иногда коптят. У подкопченного сыра вкус оригинальный, но любители сыров, уверена, оценят. Сыр — немаловажный ингредиент во многих блюдах местной кухни. Например, в мясе по-абхазски. Это уже третий мой кулинарный абхазский фаворит (после хачапура и шашлыка). Готовится и подаётся на сковороде — говядина, овощи (помидоры, болгарский перец, картофель, баклажаны), сверху зелень и мягкий сыр. Просто, без изысков, но очень вкусно и сытно. Главное – есть неторопливо, а торопиться здесь вообще никуда не хочется.

Бархатный сезон в стране души
Мясо по-абхазски. Приготовить дома не получится: нет главного ингредиента — абхазской души!

Бархатный сезон в стране души
Абхазский хачапур отличается от грузинского тестом, начинкой.

Бархатный сезон в стране души
Сыр из молока буйволицы. С пылу, с жару.

Бархатный сезон в стране души
Хинкали в Абхазии тоже готовят, но редко. Вкусно с мацони и гранатовым соком.

Бархатный сезон в стране души
Блюда в горшочках — тоже неимоверно вкусны. Сегодня на обед — чанахи (тушеная баранина с овощами).

Бархатный сезон в стране души
На столе — хачапур по-имеретински, люля-кебаб, мамалыга, аджика, ачапа, зелень.

Райский уголок

Расположение Абхазии и вправду уникальное — между морем и горами, это делает страну души образно трехэтажной: прибрежная полоса, предгорье и сами горы. Просто сказочный ландшафт, и климат мягкий, субтропический. Вспоминается шутка команды КВН «Нарты из Абхазии»: «Почему в Абхазии так много долгожителей?» — «Да климат такой, что умирать не хочется».

Кстати, море в Абхазии считается самым чистым на всем Черноморском побережье. Особенно в этом отношении славится Пицунда — небольшой курортный городок, в котором создается впечатление, что попал в СССР. Курорт тут был открыт к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Семь 14-этажных пансионатов до сих пор возвышаются вдоль береговой линии как молчаливый памятник советской архитектуре и в целом государству, которого больше нет. Рядом присоседились современные небольшие и уютные дома отдыха. У отдыхающих есть выбор — вернуться в прошлое или заглянуть в настоящее. Сдачу квартир и домов тоже никто не отменял, поэтому Пицунда может вместить всех желающих искупаться в самом чистом море, надышаться целебным ароматом, который источает самшитовая роща, и насладиться органной музыкой в Соборе Андрея Первозванного. Построенный в IV веке нашей эры и отреставрированный, он сохранился до наших дней и открыт для посетителей. Прекрасные впечатления дарят туристам церковная архитектура, артефакты, представленные в музее храма, и звучание немецкого органа. Мастерство исполнителей и великолепная акустика храма впечатляют.

 

Бархатный сезон в стране души
г. Пицунда. Храм Андрея Первозванного.

Бархатный сезон в стране души
В 1975 году в Абхазии появилась новая культурная страница, когда в Пицунде зазвучал уникальный орган. Он сделан на заказ у знаменитого мастера Ганса Иоахима Шуке.

Великолепная акустика и в одном из залов Новоафонской пещеры. Это огромное подземное чудо природы обнаружено сравнительно недавно, в 1961 году, обычным абхазским парнишкой. Глубина пещеры 135 метров, протяженность более 2 километров, 9 залов, сталактиты, сталагмиты, геликтиты, каменные водопады, наросты, похожие то на театральные кулисы, то на лицо богатыря, то на голову чудовища (это у кого как с фантазией), подземные озера и другие причуды природы не оставят равнодушным никого, даже таких, как я, бояк замкнутого пространства. Об этом не думаешь, не до того.

Зал с невероятной акустикой называется «Апхярца» (это национальный смычковый музыкальный инструмент). Здесь любят выступать музыканты, особенно государственная хоровая капелла. Нам такой концерт услышать не посчастливилось, но экскурсовод предложила спеть кому-нибудь из нашей группы. Но деликатно предупредила, чтобы это был человек с неплохими вокальными данными. Видимо, наслушалась всякого.

Бархатный сезон в стране души
Вот такая она огромная — эта уникальная пещера.

 

Бархатный сезон в стране души
Чем не голова чудовища?

Город Новый Афон удивительный и неповторимый. Количество достопримечательностей на один квадратный километр — запредельное. Посмотреть их все в один приезд нереально. Дача Сталина, музей истории абхазского царства, мемориал славы, храм Симона Канонита и его келья, вырубленная в гроте, к которой надо пробираться тропой грешников, Иверийская гора, рукотворный водопад, прячущий каменную русалку с грустным лицом, Анакопийская крепость и многое другое. Лично на меня произвело впечатление ещё одно место, помимо пещеры, о котором хочу рассказать. Остальное посмотрите сами, когда приедете в Абхазию.

Новоафонский монастырь — место паломничества туристов со всего мира. Я наблюдала, как группа молодых хорошо одетых людей европейского внешнего вида сняла обувь при входе и пошла исследовать все шесть храмов монастыря босыми. Наверняка иностранцы. Этот монастырь — главная культурная и духовная ценность всей страны. Построен был при активном участии императора Александра III. В залах сохранены фрески, усыпальницы, кельи, алтарь. Даже нерелигиозному человеку не хочется отсюда уходить — наступает умиротворение от покоя, неспешности и величия. Магнетизма много в этих местах, я уже об этом говорила.

Бархатный сезон в стране души
Новоафонский монастырь.

Визитная карточка страны души — Озеро Рица — находится не в Новом Афоне, а высоко в горах, поэтому туда мы тоже выехали поутру. По дороге гид рассказывал, что Рица всегда разная, в зависимости от времени года и погодных условий. Вода в нём бывает от небесно-голубого и стального серого до нефритового и сапфирового цветов. Особенно озеро живописно глубокой осенью, когда горы вокруг покрыты золотом, багрянцем и охрой. Вся эта красота отражается в водной глади и представляет собой умопомрачительное зрелище. Мы не увидели разноцветья, так как в Абхазии в октябре всё зелено. Когда мы поднялись по захватывающему дух серпантину к озеру, солнце скрылось. Облачность не дала озеру ожидаемый лазурный оттенок. Оно было просто серо-голубым. Но меня это не расстроило. Озеро было прекрасным, даже волшебным. Я с детства мечтала попасть сюда! Какие могут быть разочарования? Энергетика этого места компенсировала всё, эмоции зашкаливали. Вряд ли где-то есть озеро прекраснее. Там останавливается время, и начинает покалывать в кончиках пальцев…

Бархатный сезон в стране души
Озера Рица. В результате землетрясения обломок горы упал в карстовую пустоту, а реки заполнили её.

В Абхазии хочется иметь не одну пару глаз, чтобы они были сзади и по бокам. Пусть это неправильно с точки зрения анатомии, зато правильно с точки зрения визуального наслаждения. Хочется видеть все пальмы сразу, хочется видеть одновременно море с одной стороны и горы с другой, хочется разглядывать домики и подворья абхазов. Хочется, хочется, хочется…

 

- Реклама -
Наталья Ларьковаhttps://akula-media.ru/
Журналист портала Акула-медиа.

Выбор читателей